Каждая посадка самолета предваряется просьбой экипажа привести спинку сидения в вертикальное положение, убрать откидной столик, разместить багаж на багажных полках или под креслом впереди стоящего пассажира и поднять шторку иллюминатора. Далеко не все знают, для чего это делается. Разберемся с каждым из пунктов.

Спинка сиденья

Представим, что с самолетом на посадке что-то происходит. Например, он довольно резко ударяется о полосу или даже выкатывается с нее, как недавно в Киеве . Если спинка впереди стоящего кресла не поднята, то высока вероятность, что сзади сидящий пассажир об нее ударится. Кроме того, у пассажира будет мало пространства, чтобы быстро покинуть свое место в случае эвакуации.

Столик

Со столиком все то же самое. Об него можно травмироваться, и он мешает быстрому выходу. Есть еще одно обстоятельство. Если есть столик, то на него кто-нибудь что-нибудь положит, а этот предмет, в случае резких маневров самолета, может отлететь кому-нибудь по голове или другой части тела. В любом случае, приятного мало.

Багаж

Именно по этой же причине ручную кладь просят убирать на время взлета и посадки. На самом деле, по-хорошему, багаж должен быть спрятан на протяжении всего полета. Если самолет попадает в очень сильную турбулентность, то неубранные вещи (как и непристегнутые пассажиры) начинают активно перемещаться по салону. Но весь перелет пассажиры не согласны обходиться без вещей, поэтому просят хотя бы на взлете и посадке – когда вероятность нештатных ситуаций выше, чем при полете на эшелоне.

Шторки иллюминатора

Пассажиры должны видеть, что происходит снаружи. Если вдруг пожар на крыле – пассажир это может заметить раньше, чем экипаж. Но это не главное. Главное, что глаз пассажира должен быть адаптирован к наружному освещению. Для этого еще и свет в салоне выключают. Потому что если вдруг эвакуация в темноту, а в салоне светло, пассажир ничего не увидит. Не лучше и обратная ситуация – если в салоне темно из-за закрытых шторок, а снаружи яркое солнце.

 

В общем, все ради безопасности. Правила в авиации, увы, написаны кровью.